РАЗДЕЛЫ НОМЕРА

• ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ
• ХРОНИКА ПРОИСШЕСТВИЙ
• ПОДРОБНОСТИ
• ГЛАС НАРОДА
• ГОРЯЧИЙ ТЕЛЕФОН
• ЛИЦА
• О ЧЕМ ГОВОРЯТ
 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

• О ГАЗЕТЕ
• РАЗМЕЩЕНИЕ РЕКЛАМЫ
• НАШИ ПАРТНЕРЫ
• КЛУБ "НГ"
• ВАКАНСИИ
• ПОДПИСКА 2011
 

СЕНТЯБРЬ

пн вт ср чт пт сб вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
АРХИВ НОМЕРОВ

ПОИСК

Потомки Повелителя мух
Почему общество, вооружённое законами, силовиками и здравым смыслом, не может найти управу на детскую жестокость?

«Зверя бей! Глотку режь!» — призывает своих сверстников один из героев произведения Уильяма Голдинга «Повелитель мух». Дети, оказавшиеся на острове в культурной и социальной изоляции, делятся на два лагеря: одни надеются на закон и спасение, а другими правят жестокость и импровизированные правила выживания. В итоге последние лишают своих сверстников шанса на жизнь в рамках закона, двое детей погибают.

Этот сюжет отражает то, что происходит сегодня в обществе. Интернет пестрит видео, снятым на телефоны, где дети измываются над одноклассниками, соседями по подъезду и даже педагогами. Пример вопиющей жестокости, вызвавший резонанс в Сургуте, — это настоящие пытки, которые устроили подростки шестнадцатилетнему Павлу Устюжанину. По словам его мамы и бабушки, над парнем издевались около десяти часов: разложили перед ним инструменты, выстригли волосы, били, угрожали отрезать палец. Но ключевым в этой истории является тот факт, что жертвам такого насилия правоохранительные органы не могут обеспечить безопасность.

Получается, что подростки остаются в изоляции и, так же как герои «Повелителя мух», делятся на два лагеря. Те, которые не верят в закон и спасение, следуют жестоким правилам выживания, а те, кто еще надеется на закон, терпят пытки. И можно было бы упрекнуть первых и пожалеть вторых. Вот только закономерность «если что-то где-то убыло, то что-то где-то прибыло» действует всегда и во всем. Когда официальная система норм дает сбой, неизменно появляется альтернативная, будь то зоновские законы или «беспредел», как схема существования.

Осторожно, дети!

К теме детской преступности по понятным причинам все относятся крайне щепетильно. Об этом предпочитают не говорить чиновники, директора школ также предпочитают не афишировать ЧП, происходящие в стенах образовательных учреждений.

Например, прошлой весной в одной из самых популярных школ города ученик ударил психолога. От официальных комментариев и директор, и педагоги отказывались. Очень просили не называть школу. Это логично с точки зрения поддержания рейтинга. Но каково было мое удивление, когда я поняла, что дело еще и в банальном страхе.

При упоминании о юном «беспредельщике» у одной из учительниц срывался голос и слезы наворачивались на глаза. А заместитель по воспитательной работе, которая охотнее других пошла на контакт, предположила, что подросток может начать мстить и даже поджечь школу.

Выяснилось, что он систематически избивал своих одноклассников, которые были младше его. Затем дети подросли и, видимо, поняв, что рассчитывать могут только на свои силы, проучили обидчика. После этого он переключился на учителей, к которым также неоднократно применял силовые методы.

Директор в приватной беседе жаловался на то, как трудно отчислить даже таких учеников, насколько тяжело добиться действенной реакции со стороны правоохранительных органов.

После определенного резонанса дело все же сдвинулось с мертвой точки. Подросток предстал перед комиссией по делам несовершеннолетних и в дальнейшем был исключен из школы. Но ведь это уму непостижимо, что несколько лет профессиональные педагоги, сотрудники в погонах, многочисленные службы по работе с несовершеннолетними не могли справиться с «трудным ребенком».

Заведующий психоневрологическим диспансером Сергей Смердов также общался с руководителем этой школы. И тот объяснил, что управлять такой махиной, такой «массой детей» невозможно. «Это не потянет ни руководитель, ни педагоги. Здесь нужна мощная хорошо координируемая детская организация. Она бы сама занималась санированием таких подростков, социализировала бы их. Что-то вроде пионерии», — комментирует ситуацию Сергей Смердов.

Пионеров на них нет!

Главный «душевный лекарь» Сургута также отмечает необходимость качественной пропаганды здорового образа жизни. Причем не кондовую социальную рекламу с прямыми призывами, а тонкий пиар, навязывающий моду на спорт. И об этом, и о возрождении пионерии в более актуализированной форме говорят часто и долго. Но при этом сургутские школы олимпийского резерва лишены зданий, общественные спортивные объединения также находятся в затруднительной ситуации и даже школьные секции кое-как вписываются в учебный график из-за нехватки спортзалов.

Разброд и шатание в по-стоянно реформируемой системе образования тоже не способствует организации саморегулируемых детских движений.

В итоге полиции, жертвам недетских преступлений и семьям пострадавших приходится иметь дело уже с дикими последствиями. Однако и исправительную систему таковой можно назвать с натяжкой. Разные оценки можно услышать в отношении школы закрытого типа, но относительно детских колоний суждения куда однозначнее: отправлять малолетних преступников «на нары» — крайняя мера, велика вероятность получить рецидивистов.

«За семь месяцев, что я тут работаю, в суд было направлено 148 уголовных дел в отношении несовершеннолетних, рассмотрено 105. Из них 87 дел прекращены «за примирением сторон» — такую формулировку дает суд. То есть за совершение грабежа, краж несовершеннолетние освобождаются от уголовной ответственности. Из всех возбужденных дел десять человек получили условную меру наказания, и лишь два были направлены в места лишения свободы», — говорит начальник отдела по делам несовершеннолетних УМВД России по Сургуту Елена Кудрявцева. Она на своем посту чуть больше полугода, однако до этого Елена Кудрявцева занимала аналогичную должность в Сургутском районе. Уже там она увидела крайнюю форму детской жестокости. «Например, год назад двое подростков из социального центра «Апрель» убили мужчин без определенного места жительства. Эти несовершеннолетние были родом из села Угут и поселка Высокий Мыс. За убийст-во они получили десять и восемь лет лишения свободы», — вспоминает резонансное дело Кудрявцева. Кроме этого, в одной из
самых благополучных школ района над учеником средних классов другие школьники совершили действия сексуального характера и сняли это на телефон. Это дело не комментировала даже прокуратура, ограничиваясь фразами вроде: «Там просто ужас был, не надо об этом говорить». Кто в результате понес наказание за это — неизвестно.

Разве что в бега

В этом году подростки совершили 148 преступлений, это на 22 больше, чем в прошлом. Больше стало тяжких и особо тяжких преступлений. Однако на учет поставлено почти в два раза меньше несовершеннолетних, чем в 2010 году. Сотрудники ОДН связывают это в том числе и с сокращением полицейских рядов.

Сегодня Павел Устюжанин, подвергшийся издевательствам сверстников, не выходит из дома и не подходит к телефону. Ему звонят даже девушки, чтобы упрекнуть в том, что он обратился в полицию. «Передайте ему, что он «смусорнулся», — попросила юная особа маму парня. Когда будут задержаны садисты, продолжающие угрожать семье Павла, неизвестно.

Таким образом, выходов у потенциальных жертв немного — прильнуть к «последователям Повелителя мух», замуроваться дома либо пуститься в бега.

Моя подруга, например, была вынуждена отправить свою дочь на обучение в другой город, с более спокойной криминальной обстановкой. Поводами послужили два случая. Вначале навязчивые ухаживания за несовершеннолетней девочкой молодого соседа, выходца из ближнего зарубежья. Охладить пыл юноши не помогали ни доводы самой матери, ни более серьезные и основательные доводы родственников мужского пола. Последней каплей стали домогательства одного из учеников школы, после которых классный руководитель очень попросила не предавать этот досадный случай огласке.

Попытки скрыться от по-следствий проблемы могут обезопасить лишь на время. Но с годами ситуация лишь усугубится, и пионерия уже вряд ли поможет. И этой альтернативе на смену придет другая, куда более жесткая. Уже сегодня все чаще говорят о крайней форме ювенальной юстиции — создании качественного «человеческого материала»: чипирование, изъятие из семей с дурным влиянием, работа с детьми на уровне генетических показателей. В этом смысле надо успевать хвататься за «естественное» социальное регулирование, пока это еще возможно.

«Свято место пусто не бывает. Если ниша саморегулируемой занятости молодежи пустует, то она обязательно заполнится чем-то другим: дуростью, экстремизмом, группировками скинхедов и т.п. А потому, пока не поздно, нужно создать сильную систему с большим финансированием и хорошими кадрами, вроде пионервожатых, которые были раньше», — резюмирует Сергей Смердов.

При этом не надо забывать, что вполне взрослые и ангажированные серьезными преступными силами организации (примерно той направленности, о которой говорит заведующий ПНД) только и ждут для вербовки в свои ряды «свежую кровь». И если одни не могут победить детскую преступность, то другие с радостью ее возглавят. Так что есть опасность превратиться в тот самый остров, на котором правит Повелитель мух.

Алия Латыпова 
latypova@novygorod.ru

Справка "НГ"

В городе насчитывается 65 тысяч подростков. На учете в ОДН состоят от 600 до 800 человек. Ежегодно вновь на учет ставят еще 300-400 человек. Минимум около 1000 детей в год в городе совершают правонарушения. Значит, 6-6,5 процента детей — правонарушители. И это только те, которые попали в поле зрения полиции.

Кстати

Немецкие специалисты считают помещение подростка в закрытое учреждение (колонию) крайней мерой в рамках помощи. Предпосылкой для отправки подростка в закрытое учреждение является заявка родителей в совет опекунов. В закрытые учреждения должны помещаться только те подростки, которые представляют потенциальную опасность и уклоняются от терапии и помощи (в Германии богатейшая система помощи трудным подросткам, направленная на предотвращение преступлений). Таким подросткам оказывается так называемая индивидуальная интенсивная социально-педагогическая помощь.

Мнение

Как бороться с подростковой жестокостью?

Людмила Сопина, председатель комитета по опеке и попечительству администрации Сургута: 
— Для того чтобы не допустить роста детской и подростковой жестокости, нужно как минимум заниматься воспитанием собственных детей. Обучать доброте, терпимости собственным примером, а не криком. Ну а если ваш — воспитанный — ребенок столкнулся с агрессией со стороны сверстников, необходимо непременно подключаться к решению конфликтной ситуации. Но не в одиночку, а как минимум совместно с родителями обидчика. Противостоять этому злу можно только совместными усилиями.

Ольга Пилецкая, руководитель сургутского отделения программы «Новые имена»: 
— К моему счастью, я узнаю о подростковой жестокости только из СМИ, но в своей жизни с ней не сталкиваюсь. Что, если подумать, не  так уж удивительно. Обучая музыке, я, как и другие педагоги, прививаю детям чуткость, доброту, любовь и внимание к окружающему миру. Такой ребенок умеет сопереживать, сочувствовать, эмоционально откликаться на все происходящее вокруг. Ребенка надо не только любить, чтобы он понимал, что не обделен добротой, но и дать возможность заниматься чем-то созидательным — музыкой, спортом и прочее. Быть может, это и есть способ борьбы. В подростковой жестокости, я считаю, также виновато телевидение, которое буквально навязывает агрессивное поведение. С этим тоже надо как-то бороться.

Татьяна Мащенко, старший помощник прокурора округа по надзору за соблюдением закона о несовершеннолетних:
— Необходимо детям вернуть родителей. Девиантное поведение формируется в семье. Чаще всего обращения в комиссию по делам несовершеннолетних происходят по факту совершения преступления или правонарушения. А где же социальные педагоги, где детские психологи, которые должны корректировать поведение ребенка? Хотя лучше родителей никто ничего не сделает. По рассказу Льва Толстого девочка, потерялась, и ее просят описать свою маму. «Моя мама самая лучшая», — отвечает ребенок. И мы должны быть для детей самыми лучшими: не назиданиями влиять на них, а демонстрировать свою любовь и заботу.   

Руслан Вышкурцев, председатель правления региональной общественной организации «Союз морских пехотинцев»: 
— Корни роста детской жестокости, во-первых, в семье, во-вторых, на улице. Родителям надо отвлечься от зарабатывания денег и больше внимания уделять детям. А решать конфликты со сверстниками должен и может только сам ребенок. Родители тут не помощники, ситуация может только усугубиться. Как конфликт будет разрешен — зависит только от мудрости и силы духа самого ребенка. Которому между тем не стоит забывать, что «оскал порождает оскал». А эту мысль до него должны донести родители. 

Руслан Галка, представитель компании Microsoft в ХМАО: 
— На мой взгляд, бороться с подростковой жестокостью бесполезно. Борьба будет вызывать только дополнительную агрессию. Важна поддержка и хорошая атмосфера внутри семьи. Самый правильный вариант — предоставить подросткам обширные возможности для самореализации в спорте, в творчестве, в любой сфере, которая может быть им интересна. Когда человек занят делом, которое его увлекает, его энергия уходит в позитивное русло.

 

АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ

ЛЮДИ ГОДА 2009
ЯДРО ГОРОДА
МНЕНИЯ РЕДАКЦИИ
ЛИХИЕ ДЕЛА

НОВОСТИ

ГОЛОСОВАНИЕ

Как уменьшить число абортов в стране?
Официально установить запрет на аборт (5.83%)

Создание новой госпрограммы по стимулированию рождаемости (4.55%)

Грамотное половое воспитание молодежи (38.71%)

Создание комфортных условий для будущей мамы: материальная и психологическая мотивация (33.26%)

Общество должно изменить свои жизненные ценности (17.80%)


Copyright © ЗАО "СИА-ПРЕСС"
При использовании материалов ссылка обязательна
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-27680 от 30 марта 2007г.